Борис Константинович Мантейфель

Мантейфели , выходцы из Восточной Пруссии , на российской службе по­явились давно , еще при императрице Ели­завете Петровне . Со временем , когда фа­милия заметно распространилась , расши­рился и круг занятий ее носителей , но по­началу подвизались они преимуществен­но на военной службе : были среди них и высокие чины , и даже герои 1812 года .

Константин Эрастович Мантейфель , служил старшим офицером  в стоявшей в Нов­городе артиллеристской бригаде. Пользовался он большим уваже­нием среди рядового состава как коман­дир добрый и снисходительный. Женил­ся   на простой малограмотной медсест­ре , бывшей крестьянке Марии Филаретовне . Было у них четверо детей — три дочери и сын Борис.

Константин Эрастович Мантейфель , не дожив до великих потрясений , мирно скончался в 1903 году , а сын его Бо­рис , как подошло время , поступил в Реаль­ное училище на Никольской. Окончив его , в 1915 году уехал в Петроград , где год или пол­тора обучался в Лесном институте . Инсти­тута не закончил , поскольку мобилизован был в действующую армию ( шла Первая мировая ), но и этот небольшой период обучения оказал огромнейшее влияние на всю его последующую жизнь . Именно в Лесном институте произошла судьбонос­ная встреча с профессором Кайгородовым , выдающимся фенологом , которого Борис Константинович до конца дней по­читал своим Учителем .

В 1917 году прапорщик Мантейфель , командир взвода воевавшего на Северо — Западном фронте 177- го пехотного полка , был тяжело контужен и — после излечения в госпиталях — демобилизован . Вернув­шись в Новгород , кем только ни работал : письмоводителем , слесарем , счетоводом , журналистом , инспектором по инвентари­зации и так далее . Однако ни одна из этих профессий не была связана с подлинной его страстью — фенологией ( наукой о пе­риодических природных явлениях ) и крае­ведением . Добросовестно отдавая рабо­чее время обозначенным в трудовой книж­ке должностям , призванию своему Борис Константинович посвящал всего себя пол­ностью , оно сделалось если не смыслом , то , по меньшей мере , образом его жизни . Будучи специалистом по инвентаризации , он систематически отслеживал и фикси­ровал , например , прилеты желтых трясо­гузок , массовые вылеты шмелей , спорооб­разование полевого хвоща и еще тысячи подобных явлений , с инвентаризационной точки зрения совершенно неинтересных . Хотя , надо признать , было у него немало и приятных сердцу должностей — правда , нео­плачиваемых и бесполезных в карьерном смысле : сотрудник бюро погоды , метчик центрального бюро кольцевания , уполно­моченный отделения Общества охраны природы и тому подобные . Всех птиц знал он по голосам , всякого жучка , всякую тра­винку — по именам ( хоть по латинским , хоть по местным ).

Однако еще до войны и без того широкий круг интересов Бориса Константиновича обо­гатился новой огромною темой , определив­шей его профессию уже до конца жизни .

Возможно , где — нибудь в глухой тайге краеведение могло бы ограничиться одним лишь природоведческим аспектом . Но в тех местах , где живут люди , неизбеж­но укореняется и прошлое людей , которое со временем становится таким же достоя­нием этих мест , как их природа . А уж в пе­ренасыщенном свидетельствами и духом тысячелетней истории Новгороде любой мало — мальски любознательный человек просто обречен на занятия в той или иной мере историческим краеведением — хотя бы задаваясь вопросами , что разбросаны тут на каждом шагу . Естественно , не избе­жал этих вопросов и Борис Мантейфель . Постепенно список походов , в которых он участвует , пополняется экспедициями нов­городского музея , — Бориса Константино­вича интересуют уже не только геологичес­кие или орнитологические изыскания , но и курганы Поозерья , и фундаменты укрепле­ний Окольного города . Неудивительно по­этому , что в 1935 году он окончательно по­рывает с инвентаризационными и прочими конторами и приходит работать в му­зей .Поначалу младшим научным со­трудником — он ведь не имел специаль­ного образования .Но и без образования из него получился профессиональный архео­лог любителю открытый лист на рас­копки ежегодно бы не выдавали.

Впрочем , будучи даже сотрудником из категории «младших» , Борис Кон­стантинович являлся довольно замет­ной в музее фигурой : и в ученых сек­ретарях ходил , и отделом любимой сво­ей природы заведовал . А перед вступ­лением в город немцев неожиданно оказался самым высоким музейным начальством , — остальное к тому вре­мени по разным причинам уже разъе­халось.

Эшелон с музейными ценностями под началом Бориса Константиновича стал пос­ледним железнодорожным транспортом , вырвавшимся из осажденного Новгорода .

За успешную их эваку­ацию указом наркома просвещения от 1 февраля 1942 года имя Бориса Мантейфеля занесено в Книгу почета Наркомпроса .

Когда музейные дела были исчерпаны , Бориса Константиновича мобилизовали . Но — хоть в часть он попал и тыловую — а все же снова получил контузию где — то в Заполярье , и снова отправился по госпи­талям . И лишь в июне 1944- го , по хода­тайству музейного отдела Наркомпроса , был демобилизован и направлен в разру­шенный Новгород восстанавливать музей . Собственно музеем дело , конечно же , не ограничилось , — старший теперь уже научный сотрудник Мантейфель руково­дит раскопками , участвует в экспедициях по укреплению фресок на руинах храмов , неустанно наблюдает за культурным сло­ем , сплошь и рядом разрушаемым в стро­ящемся городе .

Урочище Синичья гора — излюбленное место прогулок Бориса Константино­вича — более известно как Петровское кладбище , названное так по стоящей там церкви Петра и Павла .

Прогулки ученого хоть и приятным были , но отнюдь не праздными . По их результатам он создал , например , уникальный  «Календарь природы Новгорода» , в котором систематизировал и обобщил свои наблюдения за долгие периоды времени , — по иным позициям аж за 40 лет. Труд этот был издан еще при жизни автора Всесоюзным Географическим обществом , в действительных членах коего  он состоял с мая 1941 года . Разумеется, это далеко не единственная публикация Бориса Константиновича , печатался он достаточно активно — как в обычной периодике , так и в научнь изданиях ( в частности , в «Новгородско историческом сборнике» ). Что же до трудов неопубликованных — по смерти  его Географическое общество унаследовало 74 тетради с тематическим размахом от истории погоды до великого противостояния Марса.

Борис Константинович умер 14 мая 1957 года. В последние годы был уже прикован к постели . Сказались нервы, стародавняя болезнь сердца и все его контузии.

Материалы Департамента культуры и туризма Новгородской области.

 

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up